Главная » Файлы » Романы

Капризы неба 2013

22.10.2016, 20:21
Фрагмент произведения:

Мы встретимся там, где небо впадает в море, за горизонтом бытия
 
 
ЧАСТЬ 1. ЭКЛИПТИКА
 
Когда он поднимался по трапу круизного лайнера «Эклиптика», он ещё не знал, что этот круиз позволит ему приоткрыть завесы некоторых тайн. Стоя на палубе, он размышлял о своей судьбе, о написанных книгах и о тех, которые ещё намеревался написать, наблюдал, как десятки людей поднимались на борт. Он собирался стать всего лишь пассажиром в этом недолгом путешествии. Но он и представить не мог, к каким истинам пролегал курс «Эклиптики».
 
 
Глава 1. Творческий круиз
 
– Значит, ты говоришь, твоя подруга может видеть будущее? – Глен откинулся на неудобном стуле палубного кафе «Сиреневый мираж».
Это неудобство ему с лихвой компенсировали виды гавани, завлечённой в светло-бирюзовые воды прилива. Тридцать третий причал Морского вокзала Владивостока в этот день напоминал муравейник. Что неудивительно – не каждый день здесь принимали такие роскошные круизные лайнеры как «Эклиптика».
– Ну…в какой-то степени, да. – Костя Раков сидел в ожидании заказа подобно прилежному ученику за партой.
Выражение и сосредоточенность его скуластого и немного детского лица говорили о том, что едой он интересуется сейчас куда больше, чем видами вокруг. Костя постоянно поправлял очки, то и дело сползающие по узкому длинному носу.
– В «какой-то» это в какой? Что завтра будет пятница, а послезавтра суббота?
– Разумеется, нет. Она видит некоторые фрагменты, ситуации, из которых уже можно домыслить картину недалёкого будущего.
Мимо пронесли поднос с ароматной уткой, запечённой в клюквенном соусе. Костя посмотрел на неё взглядом жены моряка, провожающей мужа в дальнее плавание.
– Домыслить значит, – Глен задумчиво изучал панораму рейда. – Весьма любопытно.
– Слушай, через пару минут она придёт, и ты сам спросишь у неё обо всём.
Константин оказался предельно точным: буквально через полторы минуты в кафе зашла невысокая худая девушка. На ней был невзрачный сарафан, средней длины тёмно-коричневые вьющиеся волосы, а лицо не отличалось какой-либо изысканностью и симпатичностью. Скорее всего, в толпе на такую особу вы не обратили бы никакого внимания. Найдя взглядом Константина, она пробралась к их столику и села на оставшийся свободный стул.
– Глен, это Рая, – начал представлять их друг другу Раков. – Рая, это мой друг из интернета Глен, про которого я тебе рассказывал и которого не рекомендовал читать.
– Не рекомендовал? – бросив молниеносный взгляд на Глена, девушка тут же перевела его на Костю.
– Весьма непростое чтиво для неподготовленного разума, – ответил за Ракова Глен. – В моём воображении порой сложно разобраться даже мне самому, не говоря про других людей. Мне порой кажется, что в своём литературном творчестве я выступаю не творцом, а лишь посредником.
– Это точно, – кивнул Костя. – От твоих задумок за версту попахивает как минимум марихуаной. А видок подвального рокера дополняет образ. 
Тут стоит сказать, что внешне Глен и впрямь выглядел несколько экзотически. Вполне «гражданские» джинсы вкупе с джинсовой же рубашкой никак не сочетались с его причёской и аксессуарами. У него были средней длины прямые чёрные волосы, которые не падали в глаза лишь благодаря широкой повязке, натянутой на голову, с изображением каких-то пауков. В обоих ушах красовались серьги-кольца, на лице – аккуратно подстриженная бородка, плавно перетекающая в щетину-бакенбарды. На пяти из десяти пальцев рук – различные кольца, от чёрных кожаных до серебряных, в виде головы буйвола.
Раков обратился к девушке:
– Кстати, Глена заинтересовала твоя способность видеть будущее. Продемонстрируешь нам что-нибудь?
Рая улыбнулась, пожала плечами и закрыла глаза. Через полминуты она заговорила:
– Очень скоро здесь появятся два молодых человека, один из них в красной куртке, другой в чёрной… – пауза. – Сейчас они направляются сюда параллельными курсами. Оба хотят есть, поэтому будут искать место в этом кафе… Единственное свободное место здесь – за столиком, за которым сидит девушка, что позади меня… – В этот момент Глен посмотрел вправо, там действительно сидела девушка, крупная брюнетка, но с весьма приятным и добрым лицом. – Она пришла одна и не против завязать знакомство на этом лайнере, как и два идущих сюда парня… Кто из них первым окажется здесь и займёт место рядом с ней, с тем у неё может закрутиться роман, как минимум, пока лайнер не вернётся в порт.
Рая замолчала, Глен и Костя внимательно смотрели на неё, ожидая, будет ли продолжение. Но его не последовало, девушка открыла глаза и посмотрела на своих друзей.
– Это уже прямо какое-то цыганское пророчество, а не предсказание будущего, – усмехнулся Глен. – Столько деталей…
Поскольку видеть пирс рядом с кораблём с высоты палубного кафе не представлялось возможным, Глен встал и, подойдя к краю борта – благо, их столик располагался рядом – постарался взглядом отыскать на берегу силуэт в красной куртке, ибо в чёрных там наблюдалось не один десяток.
– А какого цвета носки у парня в красной куртке тебе не привиделось? – спросил он, оборачиваясь к Рае.
– Посмотрим, как ты заговоришь, когда здесь появятся эти парни, – пробурчал Константин.
Глен уставился на друга с несколько глуповатой улыбкой. И это говорил Костя Раков? Человек, который даже в детстве не верил в Деда Мороза. Человек, чей прагматизм зачастую граничил с параноидальным безумством. Поверить в его новую грань получалось ничуть не легче, чем в появление этих парней. Да, порой вам приходится признавать, что вы совсем не знаете своих друзей, и это был как раз такой случай для Глена.
– А что, если они не появятся?
– Ну, не все видения оказываются точными, – пояснила девушка. – Особенно те, которые приходят не сами собой, а вызываются целенаправленно. Какие-то детали или ситуации могут не присутствовать в действительности, какие-то могут быть изменены. Такие фальшивые видения я называю капризами неба.
– С чего вдруг именно такое название?
– Просто я обратила внимание, что в них почти всегда либо идёт дождь, либо ярко светит солнце.
Рая тоже встала из-за стола и подошла к Глену, по-прежнему стоявшему у борта, и скользнула глаза по людям, суетившимся на причале.
– Эй, смотрите! – вдруг чуть ли не крикнула девушка. Её глаза загорелись, а указательный палец был направлен в сторону пирса.
Глен и подскочивший к нему Костя посмотрели в направлении, куда указывала девушка. По пирсу быстрыми шагами шли два молодых человека, один в чёрной куртке, другой в красной. Оба с характерными дорожными сумками. Парень, которые был в красной куртке, двигался немного впереди. Парень в чёрной куртке посмотрел на часы и немного ускорился, почти догнав «красного». В этот момент, уже подходя к трапу и вытаскивая на ходу сложенные листки бумаги из внутреннего кармана, «красный» выронил их на пирс, лишь чудом успев наступить ногой и спасти от лап морского ветра. В этот момент «чёрный» обошёл своего попутчика и первым поднялся по трапу к члену экипажа, проверяющему документы и пригласительные билеты. Всё было в порядке, поэтому уже через несколько секунд «чёрный» был пропущен на лайнер. Оказавшись на борту, он первым делом направился в ресторан, ища взглядом свободное место.
Ко второму парню вопросов так же не возникло, после чего он тоже поднялся на борт.
– Извините, здесь свободно? – спросил парень в чёрной куртке у девушки, сидевшей в одиночестве за двухместным столиком.
– Да! – девушка даже оживилась. – Можете присесть.
– Спасибо!
Парень небрежно поставил сумку на палубу и скинул свою куртку, превратившись теперь в парня в сером свитере.
В этот момент в «Сиреневый мираж» зашёл парень в красной куртке. Он не торопился её снимать, в отличие от своего визави, и правильно – свободных мест в кафе совсем не осталось. Помявшись у входа ещё мгновение, молодой человек покинул зал с голодным желудком и полным ворчания ртом.
– Весьма любопытно, – Глен вернулся за столик и погладил свою аккуратную бородку, расползшуюся по лицу от хитрой улыбки.
Через десять минут их трио бесцеремонно подсело к новоиспечённой парочке. Инициатором выступил Глен. Обменявшись парой шуток о сбывшихся предсказаниях будущего, молодые люди быстро нашли общий язык.
– Сергей Усмаков или просто Серж, – представился «серый свитер». – Возможно, вам знакомо моё имя по различным литературным конкурсам, если, конечно, вы следите за ними.
– Не знакомо. Я Глен.
– Карина Овчаренко, – как-то неуверенно произнесла полноватая девушка. – Но я ещё начинающий литератор, поэтому моё имя мало кому знакомо.
– Что ж, замечательно, теперь мы все знакомы, – подвёл итог Усмаков. – Только один нюанс: Глен, это же не настоящее имя? Прости, но впервые слышу о тебе.
– Ничего страшного, я ведь в конкурсах не участвую, чтобы оно было на слуху, – издёвку Глена заметили все, кроме Усмакова. – Это сетевой псевдоним.
– В периодике публиковался когда-нибудь?
– «Если», «Уральский следопыт», «Боги иллюзий».
– Впечатляет. А то я решил, что ты сетевой писатель.
– Что-то имеешь против сетевых писателей? – тут же поинтересовался Костя.
– Ничего. Но наблюдения показывают, что среди них куда меньше достойных литераторов и куда больше шлаков. По крайней мере, таким я ещё не проиграл ни одного конкурса и ни одной дуэли. – Последнее предложение Усмаков произнёс со сверкающим налётом надменности.
– Да, в интернете много свободы и, следовательно, много шлаков, как ты выразился, – согласился Раков. – Но, поверь моему опыту общения, среди них есть и высококлассные мастера.
– Почему они тогда не могут выбраться из виртуальных сетей и опубликоваться в печатном издании?
– Некоторые могут. А некоторым это ни к чему, они понимают, что будущее за интернетом, печатные издания и периодика постепенно вымирают, их читает всё меньше людей.
– Лучший способ сделать себе имя – победить на престижном конкурсе, – настаивал на своём Усмаков. – Тогда тебя заметят. Разумеется, для этого нужен талант и достойная работа. Только в сети можно опубликоваться, не имея ни того, ни другого.
– Не знаю. По мне так, большинство этих конкурсов такой же шлак, как и многие писатели из сети, – сказал Глен.
– Есть и такие, – кивнул Сергей. – Поначалу и сам бросался на каждое заманчивое предложение – а там то деньги потребуют, то идеи украдут. Но не надо лукавить, все мы участвовали в конкурсах, иначе не сидели бы сейчас на этом лайнере.
– «Боги иллюзий», хотя и новое, но уже вполне авторитетное издательство, – заметила Рая. – Можно быть уверенным, что у вас здесь ничего не украдут и оценят по достоинству.
– Тем не менее, тут же конкурс? Конкурс!
– И сколько побед на престижных конкурсах в твоём активе? – поинтересовался Костя.
– Совсем недавно я получил награду за «лучший дебют в боевой фантастике» по версии журнала «Кибер-Ф», до этого побеждал в ряде конкурсов на уровне своего города.
– А ты откуда?
– Из Волгограда. Но в прошлом году переехал в Питер, теперь завоёвываю аудиторию там. – Серж улыбнулся с чувством собственного превосходства.
Раков приумолк, а Усмаков аж засветился от удовольствия – теперь он явно считал себя самым крутым автором, как минимум, за этим столом.
– Как же тебя занесло на другой край страны? – удивился Глен.
– Я отдыхал в Таиланде, в интернете наткнулся на сайт издательства «Боги иллюзий» и узнал про конкурс «Эклиптика». Теперь я понимаю, что его назвали в честь этого лайнера. Ну, так вот, сварганил я рассказик на коленке буквально за один вечер, отослал. И уже через три дня пришёл ответ, что я попал в число финалистов, и меня приглашают во Владивосток с последующей программой «Творческий круиз» – это издательство, похоже, реально крутое, если смогло организовать подобное! И, как видите, его величество случай подбросил вам грозного соперника.
Никто до конца не понял, в шутку ли это было сказано или всерьёз. Впрочем, Глен склонялся ко второму варианту.

Глава 2. Два незнакомца

Ветер усилился, солнце зашло за резко набежавшие тучи, похолодало. Но на живости разговора это никак не отразилось, и, как и опасалась Рая, тема постепенно перешла на обсуждение её способности видеть будущее. Усмаков оказался не меньшим скептиком, чем Глен, поэтому ей ничего не оставалось, как вновь сконцентрироваться и попытаться увидеть картину грядущих событий. Долгое время она молчала, что вызвало опасения не только Сергея и Карины, но и Глена. Вскоре Рая всё же открыла глаза – в них читался страх и тревога.
– В чём дело? – первым это заметил Костя.
– Наверное, это был каприз… – Рая помотала головой, словно стараясь вытряхнуть из неё ненужные мысли. Резкое ухудшение погоды лишь ещё больше напугало её. Успокаивал лишь целиком забитый людьми зал ресторана. – Скорее всего. 
– Что за каприз? – спросил Усмаков.
– Ложное видение, – пояснил Глен. – Расскажи, что ты увидела.
– Образы слишком нечёткие и размытые. Наверное, погода повлияла, я метеозависима во всех смыслах. Лучше я в другой раз попробую. 
– Что-то я не пойму…, – начал было Серж.
– И всё же, что за образы ты увидела? – перебил его Глен. – И почему считаешь их капризами?
Рая колебалась, говорить всем правду или придумать отговорку. Решив, что любая правда лучше всякой лжи, она поведала: 
– Начнём с того, что шёл дождь. Я увидела двух незнакомцев в шлюпке, которых подбирает наш лайнер. Они рассказывают свою историю (она мне неведома) и остаются на борту. Дальше всё идёт настолько размыто, что общая картина не ясна даже мне самой, но суть можно охарактеризовать одним словом – беда. 
Какое-то время их столик был единственным островком тишины в зале.
– Беда? – наконец, переспросил Усмаков. – Что ты имеешь в виду? Какая беда, кораблекрушение?
– Я не знаю никакой конкретики, я лишь прочувствовала атмосферу. Атмосферу грядущей беды. – Увидев испуг на лицах Сергея и, в особенности, Карины, Рая поспешила добавить: – Но, скорее всего, это фальшивое видение, так что вам не о чём беспокоиться.
Улыбка на её лице была не менее фальшивой, чем данное объяснение. 
– Ты считаешь своё видение ложным, потому что там шёл дождь? – спросил Глен. 
Рая утвердительно кивнула.
– Причём здесь дождь? – Усмаков занервничал. 
– Это один из неотъемлемых признаков ложного видения, – вновь пояснил Глен. – Однако не буду вас обнадёживать, друзья, но дождь начнётся скоро и здесь.
Всё это время Карина сидела в неком ступоре, пытаясь улавливать смыслы сказанных за столом реплик. Потом вперила пристальный взгляд в Раю: 
– Ты читала мой рассказ?
– Какой рассказ?
– Который я отправила на этот конкурс. 
– Не читала. А какое отношение к этому имеет твой рассказ?
– А такое, что в нём я как раз написала о двух незнакомцах, которых лайнер подобрал в открытом море и которые стали настоящей бедой для этого лайнера.
Вновь молчание. Корабль уже отправился в путь, берег постепенно исчезал на горизонте, как и последние признаки хорошей погоды.
– Таких совпадений не бывает, поэтому кто-то из вас явно лукавит, – сказал Глен.
– Я и правда не читала её рассказ. 
– Ладно, допустим, это совпадение, – продолжил Глен и обратился к Карине: – Что за беду принесли незнакомцы в твоём рассказе? 
Карина почувствовала, что в горле пересохло. Её пугала мысль, что Рая могла говорить правду и действительно не читать рассказ. 
– Они были беглыми преступниками. Когда один из пассажиров это узнал, им пришлось устроить перестрелку с экипажем, в результате которой погибли люди. Сами преступники тоже были обезврежены и задержаны, однако потом выяснилось, что кто-то воспользовался общей суматохой и выкрал с корабля ценную вещь. Оставалось выяснить кто именно, если не сами преступники. 
– Что же за ценная вещь, и кто в итоге её украл?
– Это были чертежи секретного оборудования новейшей разработки – аналога машины времени. А украл их, как выясняется в конце, сын капитана, который и организовал всю эту историю. Это в основном детективный рассказ, поэтому ничего сверхъестественного. 
Усмаков поймал себя на мысли, что облегчённо вздохнул, услышав сюжет рассказа Карины.
– Но всё это не имеет к нашему кораблю никакого отношения, – сказал он. – Ведь так?
Наверно, это было так, но никто не мог поручиться на сто процентов.
– Если только «Творческий круиз» не маскировка правительственных подковёрных игр. – Глен налил себе сока. Его горло не пересохло, просто ему захотелось пить. – Теперь остаётся подумать, какие потенциальные беды могут принести два незнакомца на этом судне, – продолжил он.
– Кораблекрушение, – вновь повторил Сергей.
– Самое очевидное. – Костя поправил очки. – Но не самое худшее.
– Что может быть хуже? 
– Если они окажутся пиратами, например. А потом подоспеет подкрепление. Нас всех возьмут в заложники, будут морить голодом и держать в трюме месяц, два, а может и больше.
– Мы не в водах Сомали, откуда здесь взяться пиратам? – приподнял бровь Глен.
– Это лишь гипотетическое предположение худшего сценария. 
– Оно отметается ввиду своей невероятности.
– Ладно, тогда такой вариант: они могут выкрасть наши конкурсные работы. Ведь их ещё нигде не публиковали. Или как минимум идеи.
– Вам не о чём беспокоиться, если вы поступили, как и я. –Глен демонстрировал полное спокойствие. – Лучший способ защиты от плагиата – послать заказное письмо с произведением самому себе и не распечатывать его. 
– Я всегда так теперь поступаю, – согласился Серж. – После того, как однажды увидел до боли знакомую идею в рассказе какого-то сетевого графомана. Я до этого отправил на конкурс работу, но ответа или привета так и не получил. 
– Да о чём вы тут говорите – идеи, плагиат! – возмутилась Карина. – Эти двое могут оказаться какими-нибудь убийцами или, того хуже, маньяками. 
– И будут вырезать по одному пассажиру каждую ночь. И так целых три года!
– Не смешно, Глен.
– Ещё хуже, если они будут заражены какой-нибудь экзотической и неизлечимой болезнью. – Раков продолжал поиск самых страшных сценариев.
– В этом случае, безусловно, лучше утонуть, – заметил Глен.
– О, Боже, страшнее становится уже от ваших предсказаний, а не от своих! – Рая обхватила голову руками. – А ведь, скорее всего, это не более чем каприз неба. Сотню раз я видела нечто нехорошее, и оно не сбывалось. Да я бы давно стала невротичной, воспринимай каждое такое видение всерьёз. 
– Тем не менее, в этот раз ты почему-то явно была напугана, – сказал Глен. – Вопрос – почему?
Раю действительно напугало видение. Несмотря на нечёткость образов, она была уверена в их подлинности – на уровне интуиции. А с каждым годом её интуиция ошибалась всё реже. 
– Я не знаю. Это внутренние ощущения, не поддающиеся здравому анализу.
– И ч то печально: ногда внутренние ощущения оказываются куда ближе к истине, чем здравый анализ.
– Теперь уже ничего не сделать, – резюмировал Константин. – Мы отчалили от берега. Остаётся лишь ждать, сбудутся предсказания или нет. 
Первые увесистые капли дождя ударились о натянутый тент, темнота с каждой минутой обретала форму окружения, а точнее – бесформенность. Холод постепенно выгонял пассажиров лайнера из палубного кафе в тёплые каюты и закрытые залы. Не стала исключением и новая компания молодых литераторов. 
– Надеюсь, этот дождь не станет предвестником для твоего предсказания, – бросил на ходу Глен.
Его шутку никто не оценил – возможно, просто потому, что её не посчитали шуткой. Беседа молодых людей продолжилась в каюте Кости и Раи. Сергей предусмотрительно прихватил с собой две бутылки шампанского, купленного уже на борту. Все договорились не обсуждать больше двух незнакомцев в шлюпке до того момента, пока предсказание либо подтвердится, либо не подтвердится. 
Однако за новой темой разговора не пришлось ходить далеко и спускаться в трюм – решили обсудить рассказы, присланные на конкурс. Разумеется, свои, потому что других никто не читал. Затем стали обсуждать произведения, написанные раньше. Усмаков тянул одеяло всеобщего внимания на себя, Карина же, напротив, включила скромницу, а точнее, не выключала её. Эта парочка уже сидела в обнимку, скорость развития их отношений опережала крейсерский ход «Эклиптики». Глен как всегда отпускал остроты, Костя болтал о чём угодно, только не о сюжетах обсуждаемых рассказов, а Рая с каждым часом всё больше думала о предстоящем сне. Предсказания утомляли её не только морально, но и физически. Она свернулась клубком в углу кровати и пыталась поспать, не привлекая всеобщего внимания. Глен вольготно раскинулся на костиной койке с бутылкой пива – как выяснилось, у Ракова имелся запас из трёх бутылок. Девушки от пива отказались сразу, поэтому делить эти бутылки не пришлось. 
Ненавязчивое обсуждение творчества вскоре обросло труднопроходимыми чащобами философских диспутов о бренности современного бытия прочего в подобном же роде. 
«Мы просто друзья, – Глен мысленно прокручивал фразу Раи. Он перестал принимать участие в споре двух упёртых литераторов, Усмакова и Ракова, а просто попивал пиво и разглядывал спящую напротив девушку. – А разнополые друзья разве спят в одной каюте?». Он почувствовал первые симптомы алкогольной интоксикации – его начало тянуть к Рае, хотя за ужином подобного влечения у него однозначно не возникало. 
Дискуссии продолжались до тех пор, пока Рая не впала в глубокий сон, а Глен первым посмотрел на часы и обнаружил, что они показывают четвёртый час утра. 
– Пора расходиться, – подвёл он итог. – Продолжим завтра, если, конечно, не объявятся два пирата и не возьмут нас в заложники.
В этот раз шутку восприняли как шутку, однако даже сам Глен не ожидал того, что произошло в следующие десять минут. Попрощавшись сначала с Костей и спящей Раей, а затем уже в коридоре с Сергеем и Кариной, он решил подняться на палубу подышать морским утренним бризом. Там он наткнулся на ещё одного любителя свежего воздуха, и лицо парня ему показалось знакомым. Конечно же, это была «красная куртка»! Теперь плавно превратившаяся в «бордовый джемпер». 
– Приветствую! – Глен решил познакомиться с ещё одним элементом первого предсказания Раи. – Я Глен. 
– Доброй ночи. – У «бордового джемпера» было бледное лицо, голубые глаза и вьющиеся русые волосы. – Гена. 
Глен сразу же отметил про себя, что парень чертовски похож на молодого Курта Смита из «Tears for fears». Однако до того момента, когда он узнал фамилию своего собеседника, тот оставался для него просто Геной на корабле. По большому счёту, разницы между «Геной на корабле», «красной курткой» и «бордовым джемпером» для Глена не было. Все эти идентификационные таблички давали равнозначную информацию о собеседнике, то есть, никакую. Но у фамилии «Хромов» присутствовали полноценные органы речи, потому что она говорила сама за себя. Эти органы речи с трудом умещались в пять толстых книг, под них уже готовилась шестая, а называлось всё это просто: «Царство мёртвых». Помесь фэнтези и псевдонаучной фантастики. Серия пользовалась популярностью даже среди широкого круга читателей. Глен не читал ни одной книги, но знал их количество и содержание каждой. 
Гене Хромову всего двадцать пять от роду, меньше, чем Глену, а он уже написал пять романов и сделал себе имя. Даже если он выдал однообразную белиберду в красивой обёртке, в чём был совершенно уверен Глен, он сделал себе на ней имя и кое-что заработал, что удаётся далеко не каждому писателю. Даже тому, который пишет не однообразную белиберду, а разнообразную. Такому как сам Глен, например – за двадцать лет литературного творчества он пока заработал разве что на бумагу и картриджи для принтера, чтобы распечатывать первые варианты своих новых работ. То есть, ничего. И вот перед ним стоял человек, зарабатывающий писательством, да ещё в достаточно юном возрасте. При этом этому человеку не потребовались ни оригинальные идеи, ни оригинальный стиль реализации и подачи этих идей. Непонятно, что ему вообще потребовалось. Это и собирался выяснить Глен, но шум на палубе отвлёк его внимание. 
– Что там происходит? – спросил он, стараясь разглядеть двигающиеся в полумраке фигур.
– А, это какие-то моряки. Их подобрали со шлюпки, они запускали сигнальные ракеты и размахивали фонарями. Говорят, потерпели кораблекрушение.
Глен почувствовал, как затряслось правое колено. Почему именно правое он не знал, да и не хотел знать. Как и уже то, за счёт чего Хромов стал успешным писателем. Теперь его больше интересовали моряки. 
– В чём дело, приятель? – Хромов даже в тусклом освещении заметил тревогу на лице Глена.
– Пока ни в чём. Ты веришь в предсказания будущего?
– Э-э-э…
– Дабы ускорить твой мыслительный процесс сообщу кое-что. Одна моя знакомая прошлым вечером предсказала появление двух незнакомцев на шлюпке, которые принесут с собой некую беду. Чуть раньше она предсказала появление ещё пары людей, одним из которых был ты. Как видишь, пока она не ошибается, и теперь у меня нет причин считать этих моряков добрым знаком. 
– Брось, это же это же розыгрыш!
– Я так тоже думал сначала.
– Да ты перебрал, приятель. И решил придумать новый сюжет для своего рассказа. Ты ведь писатель? Знакомое имя.
Глен понял, что не имеет ни малейшего желания убеждать Хромова в обратном, лучше было поспешить поведать о случившемся своим друзьям.
– Ладно, не бери в голову, – бросил он, уходя. – Оставь в ней место для сюжета седьмой книги о царстве мёртвых.
А колено трястись не переставало, теперь ему в такт тряслось ещё и левое. Одним испугом это уже было не объяснить. Спускаясь по лестнице, Глен и вовсе перестал ощущать ноги, они подкосились и он рухнул вниз, чуть не сломав шею. Попытался закричать и не смог. А потом не смог видеть и осознавать…

Карина проснулась от резкого шума. Дверь в её каюту распахнулась, на пороге стоял высокий силуэт.
– Кто вы?
Силуэт молчал. Затем он включил свет и превратился в мужчину лет тридцати. Намокшие от дождя светлые волосы спадали на его смазливое лицо. С чёрного кожаного плаща продолжал идти дождь. 
– Здравствуй, Карина.
Девушка инстинктивно забилась в угол.
– Мы знакомы? 
– А как же! Ты меня очень хорошо знаешь, я твой постоянный читатель. Я очень люблю детективы, твои особенно. Я пришёл поговорить о твоём творчестве.
– Наверно, сейчас не лучшее время для этого, вы не считаете?
– Как раз сейчас самое время. Ведь я пришёл не один, а привёл человека, который давно хотел с тобой встретиться лицом к лицу.
В каюту вошёл невысокий мужчина лет сорока пяти, внешне очень напомнивший Карине актёра Дэвида Суше, игравшего в её любимом сериале про Эркюля Пуаро. Та же лысина, те же усы.
– Привет, Карина, вот мы и встретились.
– А вы кто такой?
– Я тот, кого не любят слушать авторы. Не все, разумеется. Есть и те, которые любят и вполне заслуженно. Я литературный критик. 
– Вы нашли подходящее время явиться сюда. Кто ещё с вами – редактор, ридер? – Девушку одолевали злость и испуг одновременно. Злость пока преобладала. Но недолго.
– Вот! – воскликнул критик. – Неподходящее время! Ещё рано! Я маленькая, не трогайте меня. Я начинающая писательница. Тебе напомнить, сколько романов ты уже выпустила в твёрдом переплёте?
В этом не было необходимости, Карина и сама знала, что их было шесть. 
– Именно. И каждый раз это книга начинающей писательницы, которая только встала на путь формирования своего стиля, ей простительны огрехи и неточности, ведь она лишь начинает свой литературный путь, как можно требовать от неё многого?
Теперь испуг начал преобладать над злостью.
– Но простите, – вмешался читатель, – она пишет неплохие детективы. Закрученные сюжеты, непредсказуемые финалы.
– Всё верно. Так отчего же не сказать всему миру – «Я Карина Овчаренко, автор нескольких детективных романов»? Начинать было трудно, боялась критики? Всем трудно, всех критикуют. Я не встречал ещё ни одного автора, который сходу бы написал роман без изъянов. Другое дело, как воспринимать критику. Её стоит воспринимать как неоценимую помощь, а критиков как союзников, а не врагов. Гораздо легче найти своего читателя. – «Пуаро» указал на читателя. – И работать на него. Коль его всё устраивает, зачем мне слушать кого-то ещё? Или дать распечатки нового романа соседке Зое, чтобы она прочитала его в перерывах между варкой обеда и стиркой белья, а потом нахваливала вас и ваше творение: ах, какой сюжет, какой финал! Все любят похвалу, но она убивает вас как писателя. Вы останавливаетесь в развитии. И это очень печально, потому что мы могли бы спасти вас.
Теперь испуг окончательно победил не только злость, но и сам себя, превратившись в отчаянный страх.
– Кто вы?..
Читатель и критик посмотрели друг на друга. Критик победил, читатель разочарованно опустил голову на грудь.
– Два незнакомца из шлюпки! – закричала Карина, но её голос утонул в темноте.
Свет в каюте погас, незнакомцы вышли и захлопнули за собой дверь. И наступило безмолвие.
Категория: Романы | Теги: Капризы неба, Евгений Бриз
Просмотров: 256 | Загрузок: 8 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar
Разделы
Стоп-кадр

Ваше мнение

Какой из перечисленных жанров вы предпочитаете?
Всего ответов: 15
Последние новости
Где меня искать

Здравствуйте! Представьтесь пожалуйста:

Для того, чтобы открыть доступ к скрытым разделам и дополнительным функциям - необходима авторизация.
Не беспокойтесь! Я НЕ собираю базу данных для рекламной рассылки и не использую сторонние службы рассылки новостей и уведомлений.