Главная » Файлы » Архивы

Вырождение 2013/2016
[ Скачать с сервера (71.1Kb) ]
28.10.2016, 00:28
Фрагмент произведения:

-1-
Доктор Русинов задумчиво сидел за столом, покручивая в пальцах недокуренную сигарету. Он продумывал план, искал в нём изъяны и анализировал вероятное будущее. Из коридора тянулось трупное зловоние, привыкнуть к которому он не сможет никогда. Так пахла смерть, и доктор лучше многих знал, что жизнь давно превратилась ни то в иллюзию, ни то в обычную бюрократическую формальность. Но стоило хотя бы попытаться найти выход.
Русинов вышел из кабинета и едва не столкнулся с несущимися в операционное отделение носилками. На них лежала женщина лет сорока пяти, явно не живая.   
– Док, это жена мэра! – закричал санитар, управляющий носилками. – Скончалась час назад.
За щуплой спиной молодого санитара Русинов разглядел три фактурные фигуры в черных костюмах. Куда ж без сопровождения, пронеслось в мозгу дока. Будь возможность, они бы и на тот свет отправились ее сопровождать.   
– Везите в операционную, я сейчас подойду, - процедил Русинов и без всякой спешки направился в уборную. Облегчился, умылся, вытер руки и вернулся к работе.
– Сколько доз оплатила мэрия для нее? – спросил он, надевая перчатки.
– Максимально возможное количество, - ответил один из подчиненных. – Они хотят, чтобы она протянула как минимум полгода.  
Русинов по привычке хотел напомнить про заморозку как более эффективный и надежный способ, но промолчал. Не в этот раз. Решение принято сверху и оно не подлежало оспариванию. 
– Приготовьте шприцы, - приказал он и достал из шкафчика небольшую коробку с сосудами овальной формы.
Предпочтительно было делать инъекции до того момента, когда тело очнется. Мертвецы, в чей мозг заблаговременно поступал раствор «Баланса», оставались чуть более похожими на себя из прошлой жизни. И чуть дольше балансировали на грани превращения в зомби.
Русинов вколол в ухо трупа пять кубиков раствора, выкинул шприц, подошел к столу и принялся неторопливо записывать данные в журнал. Его клонило в сон, поэтому буквы сливались в одну чернильную массу. Через несколько минут женщина вскочила с носилок и закричала:  
– Виктор, ты опять испачкал свои белые штаны!
Резкое пробуждение никого не напугало, кроме самой женщины. Она осмотрела комнату, заполненную людьми в белых халатах. Русинов знал – в эти секунды они обычно осознают, что произошло. И все же он предпочитал озвучивать столь неприятные факты, дабы избежать казусов и недоразумений.
– С сожалением вынужден констатировать, что вы мертвы, - так начинал он каждый раз. – Мы вкололи вам первичную дозу «Баланса». Утром проведем обследование и выпишем домой.
Док даже не смотрел на очнувшееся тело, продолжая воевать с авторучкой и бумагой. По застывшему в воздухе напряжению он понял, что мертвец тщетно пытается смириться с озвученной данностью. Первое смирение самое тяжкое и многие не обходятся без лекционного курса. К счастью, жена мэра уяснила все сразу. 
– Все-таки мое сердце не выдержало этого безумия, - проговорила она и ощупала запястья.
Пульс отсутствовал, сердце перестало гонять кровь по сосудам. Теперь она – лишь скопление мертвой плоти и частично живого мозга, чье гниение замедлял препарат, делая окончательную деградацию в зомби вопросом времени.
Доктор Русинов заполнил карту пациента и приказал подчиненным расположить ее в свободной палате. Узнав, что таковых не осталось, велел поместить ее в коридоре. Сам вернулся в кабинет и продолжил изучать результаты последних анализов. Тут было о чём подумать.   
– Александр Семенович, доставили еще одного бесхозного пациента и он уже начал превращаться, - донеслось до Русинова. Один из санитаров без стука оказался в кабинете. – Что будем с ним делать?
 «Баланс» был в дефиците, морозильники имели предел, так что подкидышам обычно уничтожали мозг, а вместе с ним и проблему. Отпускать восвояси – не вариант. Разве что отвезти в Угодья, но среди персонала больницы вряд ли найдутся добровольцы.    
– Вколоть в мозг пять кубиков «Дисбаланса», - коротко бросил он, не подняв головы.
Разрушающий плоть препарат хранился на складе в избытке. Патроны всегда пригодятся, а раскалывать черепа мертвецам топорами или просверливать хирургической дрелью считалось негуманным даже по отношению к ним. Что-то человеческое ведь должно оставаться в вымирающем виде. Захоронения усопших навеки так же осуществлялись регулярно, с панихидой, как положено. Иногда с размахом, несколько удивлявшим доктора Русинова.
Разразившаяся десять лет назад мировая эпидемия не только подарила ложное бессмертие в форме воскрешения мертвых, но и отняла у живых возможность воспроизводить свой род. Зачатие как биологическое явление исчезло, люди превратились в бесплодных существ, что поставило разумный человеческий вид под угрозу неминуемого вырождения. Требовалось изобрести вакцину, но нужны были дополнительные ресурсы и дорогие исследования, невозможные в текущих условиях замкнутого города.
– Возможно, вы знаете этого парня, - сказал санитар. – Он из компании байкеров, насколько можно судить по его одежде.
Доктор Русинов насторожился. Информация его заинтересовала.
– Да? Вы не спросили имя?
Санитар покачал головой:
– Боюсь, вопросы ему задавать уже поздно.
– Ладно, пошли посмотрим.
Они вернулись в операционную, куда доставили нового пациента. Парень лежал на кушетке со связанными руками и ногами. На нем висели лохмотья черной кожаной куртки. Точно так же клочья кожи свисали с ободранного наполовину лица.    
– Долетался, - бросил Русинов, осматривая тело. – Судя по ранам, он попал в аварию.
Остальные доктора и санитары молча кивнули. Им-то уже все равно, по какой причине погиб этот безумец. Сейчас они все дружно молились, чтобы Русинов дал добро на окончательное умертвление. Рабочая смена близилась к завершению, и никому не хотелось возиться с еще одним проблемным жмуриком в стадии превращения.
– Где же твои друзья? – Русинов на свой риск залез в единственный уцелевший карман куртки и нащупал там то, что искал – документы. Странно, что мертвец не потерял их за столько дней. – Владислав Кустов, - зачитал док и посмотрел на санитара, известившего его о прибытии пациента. – Кто его сюда привёз?
– Никто не видел. Охранник заметил слоняющееся тело на территории клиники.
Русинов покачал головой, сунул документы в халат и зашагал к выходу.
– Подождите здесь, мне надо кое-что узнать, - сказал он и покинул операционную.
В том, что Влад Кустов был младшим братом небезызвестного ему Эрнеста Кустова из так называемой Банды безумных байкеров, доктор не сомневался. Вопрос в том, какого черта труп оказался без присмотра и именно возле передовой больницы города? Он позвонил Эрнесту.
– Не ты потерял братца? – спросил док.    
– Влад у вас? – с искренним непониманием переспросил парень.
– Только не говори, что это не часть вашего плана продлить его существование, не заплатив ни копейки. Вы привезли его к воротам как подкидыша в надежде на милосердие медбратьев. Только ты не учел, что окончательные решения принимаю я.
Эрнест спокойно принял на себя всплеск тирады доктора, после чего сказал:
– Александр Семенович, это какая-то ошибка. Я не видел брата около недели, думал, его съели или еще что-то…Я сейчас приеду и оплачу первичную дозу.
– Можешь не утруждаться, она ему не поможет. Я отдал распоряжение уничтожить его мозг «Дисбалансом».
– Нет! Остановите их! Я оплачу дозу!
Русинов не сомневался, что Эрнест Кустов способен наскрести денег. В идеале надо было дать ему шанс спасти брата, но идеалы давно перестали существовать для Александра Семеновича. Пусть скребет деньги на похороны.
– Сегодня прием окончен. Завтра утром можешь приехать за телом, - сухо проговорил он и нажал на сброс. А для верности отключил мобильник.
Вернувшись в кабинет, доктор Русинов позвонил в операционную и дал добро на окончательное умертвление байкера Владислава Кустова. До конца рабочего дня оставалось еще сорок минут, но доктор наплевал на формальности, снял халат, вымыл руки и уехал, оставив смену дежурному врачу. Он не испытывал ни угрызений совести, ни торжества мести. Единственное, что он ощущал – это усталость и желание окунуться на дно бутылки с напитком забвения.
Но вместо этого доктор поехал по очередному адресу, продолжая выполнять свой план.
 
-2-
Как и предупреждал док, поездка в клинику в не приемные часы не принесла результата. Эрнеста не пустила охрана, а дежурный врач по телефону сказал, что пациент с именем Владислав Кустов умертвлен и доставлен в морг.  
Кустов-старший вернулся домой, ощущая себя раздавленным насекомым. Теперь он остался один среди таких же скитальцев и тысяч мертвецов. От необдуманных поступков вроде выстрела в висок спасали друзья. Впрочем, делали они это с помощью не менее необдуманных забав – «адовых вечеринок». Участников непременно ожидал водоворот эмоций и впечатлений. А если повезет, можно и остаться в живых.
Суть вечеринок целиком отражала философию байкеров в условиях зомби-апокалипсиса: жизнь в режиме «газ в пол». Шоу должно продолжаться, несмотря ни на что – вот их девиз. Ночные гонки на сверхскоростях, разбавленные толпами девиц и литрами алкоголя, делили хит-парад главных занятий с охотой на зомби в заброшенном поселке Угодья.
Распоряжением властей всем живым жителям города разрешалось носить огнестрельное оружие и уничтожать свободно разгуливающих зомби. Но у мертвецов тоже были права. Запрещалось просто так подойти и пустить пулю в голову мертвеца. Только в случае угрозы с его стороны. Представлять угрозу они обычно начинали на вторую неделю существования без инъекции «Баланса», когда необратимому разложению подвергался мозг. Вся сложность заключалась в нахождении тонкой грани, отделяющей разумного мертвеца от зомби-деграданта. Иногда люди предпочитали перестраховаться, отчего родилось негласное городское правило – мертвец без сопровождения живого человека так же потенциально опасен, как и бойцовская собака без намордника и ошейника.
Банда безумных байкеров перестреляла за последние месяцы с полсотни безобидных мертвяков и несколько сотен зомби. При этом в полицию заявили на них лишь семь человек. До суда ни одно дело так и не дошло. Полицию байкеры нервировали, но опытные служители правопорядка не обостряли ситуацию по вполне логичной причине – количество участников Банды и без всяких судов стремительно сокращалось. Неделю назад в Банде состояло пять человек. После окончательной смерти Владислава Кустова их осталось всего трое – Эрнест и его друзья с прозвищами Крик и Святой. 
– Так, харэ распускать сопли! – рявкнул Святой во время встречи на проспекте Ленина. – Тебе напомнить наш девиз?
– Я помню, - Кустов махнул рукой и откупорил банку энергетика.
Он подумал о Даше. Все прочие девушки, их тела, поцелуи и ласки казались искусственными. «Адовы вечеринки» создавали эффект просмотра фильма 5Д – вроде и реальные ощущения, но все равно это лишь кино.
– И не надо винить себя в смерти Влада! – продолжил басом наседать Святой. Его наспех приглаженная светло-русая грива распушилась и разбухла подобно стогу сена на ветру. – Хватит с нас и твоей шлюшки.
Кустов промолчал. Споры и драки не помогут вернуть брата и не заставят очнуться Дашу. Как не помогут и сотни забав. Сотни литров пива, часов секса и простреленных черепов. Но шоу должно продолжаться – Эрнест это понимал. Никто из байкеров не верил в чудодейственные вакцины и прочие сказки. Их молодые годы, мотоциклы и дробовики – вот и все, что у них осталось и ради чего еще стоило пожить. Четкие планы на будущее не входили в список. И неспроста – вирус, помимо всех прочих бед, так же сокращал продолжительность жизни большинства людей.   
– Эй, смотрите, еще один полудохлый жмурик в центре города, - Крик улыбнулся и дулом дробовика показал на ковыляющее по тротуару тело. В полумраке летнего вечера лишь тусклое освещение от мутных фонарей площади освещало противоположный тротуар. 
– Может, пьянчуга? – предположил Эрнест.
Святой спрыгнул с зеленого «кавасаки» и взял тело на прицел.
– Назови свое имя! – крикнул он.
Ответа не последовало. Молчание в таких случаях приравнивалось к добровольному согласию на окончательное умертвление. Святой уже намеревался нажать на спусковой крючок, как ковыляющий остановился и что-то прохрипел.
– Что-что? Не расслышал тебя, - байкер продолжал держать объект на прицеле.
Хрипение повторилось, в это раз чуть более отчетливо, но недостаточно.
– По-моему, он сказал «Виктор», - предположил Крик.
– А по-моему, ни хрена он не сказал, - Святой выстрелил на удивление не так метко, как обычно – снес всего полголовы.
Тело обмякло и распласталось на асфальте. Дальнейшая проверка подтвердила – Святой подстрелил скорее живого, чем мертвого человека. Гниение тканей еще не началось, хотя одежда на нем провоняла мертвечиной как у зомби со стажем. Очевидно, он бомжевал и питался падалью.
– В любом случае, этот кусок плоти был не жильцом, - заключил Святой и убрал оружие.
– Как и все мы, - напомнил ему Эрнест.
Они вернулись к мотоциклам. Святой спокойно закурил. Он даже не думал уносить ноги. В эпоху апокалипсиса убить человека на центральной улице значило не больше, чем справить нужду в том же самом месте – некрасиво, убого, но допустимо, если припрет. Пока труп обнаружат и исследуют, пройдет не меньше целой ночи. При этом вряд ли кто-то решится проводить расследование убийства полумертвого бомжа.
– Мне все же не дает покоя, - сказал Кустов, - как мой брат добрался спустя неделю до больницы?
– Наверно, не все мозги вытекли после аварии на мостовой, - Святой пригладил волосы. – Он знал куда идти.
– Но почему он не связался с нами? – не успокаивался Эрнест. – Со мной.
– Ладно, это пройденное, - вмешался Крик. – Давайте лучше поговорим о нашем плане. Надеюсь, никто не сдрейфит в последний момент? – он внимательно посмотрел на каждого из друзей.
– Конечно, нет! – оскорбился Святой. – Завтра вечером мы едем в Угодья и вырываемся из Вольера. О чем тут вообще говорить?
Кустов промолчал, хотя в успехе и разумности их плана он сомневался с каждым днем все больше. Ну, даже если допустить тот вариант, что никакой мировой эпидемии нет, и все происходит в экспериментальных целях лишь в рамках одного города, который они именовали Вольером, то разве позволят кому-нибудь из подопытных крыс выбраться наружу? Не зря же ведь по всему периметру Стены, отделяющей город и пригород от соседних районов, размещены автоматические системы поражения целей. Они стреляли по всему, что движется, будь то живой человек, мертвец или зомби. Каждый разумный житель знал, что подходить к Стене равноценно самоубийству.
По официальной версии такие меры продиктованы соблюдением единых правил безопасности муниципальных образований и самостоятельных территорий. Но все официальные версии выползали из телеэкранов и динамиков радиоприемников. Интернет выдавал ту же информацию, но, по мнению Святого, то был комбикорм для скота, которым кормили жителей Вольера. Реальную картину никто не знал. Может, эпидемия и впрямь имеет планетарный размах. Или же кто-то оградил город Стеной и превратил его в испытательный полигон сверхнового бактериологического оружия. В таком случае,  среди жителей наверняка присутствовали подсадные утки, наблюдатели. Во многом по причине подобных подозрений члены Банды ни с кем не делились своими догадками. Эрнест нарушил негласный устав, рассказав обо всем Даше. Ее реакция оказалась предсказуемой:      
– Ой, да ты не первый, от кого я слышу о теории заговора и тому подобном, - она махнула рукой и потеряла к теме интерес.
Наверно, была убеждена, что дальше разговоров и пересудов дело не зайдет. Она плохо изучила Святого. 
– Что ты опять замолчал, Куст? – Крик вернул Эрнеста из пучины размышлений.
– Все нормально, я в деле, - ответил тот и протер забрало шлема с изображением синего феникса.
– Завтра важный день, а сегодня нам стоит оторваться как следует, - сказал Святой и воинственно оседлал свой черно-зеленый «кавасаки». – Побережем пули. Я звонил Крис, они с нетерпением ждут нас сегодня у себя на даче. По коням!
Моторы «кавасаки», «ямахи» и «дукати» разрывали полотно ночного города острыми лезвиями скорости. Кристина, Вика и Ксения каждый раз трепетно готовились к очередной встрече с «всадниками, оседлавшими саму смерть», как они любили называть байкеров. Пока их насчитывалось двенадцать, группа Крис неизменно прибегала к помощи периферийных подруг для равенства составов. Теперь же вся шелуха осыпалась, остались лишь самые стойкие и неуязвимые.
Тем вечером Эрнест оказался в паре с Викой. Через час после смены пар – с Крис.
– Кустик, ты чем-то озабочен? – спросила она, перебирая его волосы трёхсантиметровыми ногтями черного цвета. Война войной, а маникюр по расписанию.
– Я в норме, - он застегнул ширинку и вскрыл еще одну банку пива. – Завтра у нас важное дело, - он взглянул на девушку. – Возможно, я больше никогда не наслажусь твоими булочками.
Она рассмеялась:
– Юморист. Что за дело?
– Секретное.
Эрнест вышел из комнаты. К третьему раунду он оказался не готов, поэтому остаток вечера провел в ранге наблюдателя.
 
-3-
Русинов припарковался возле полузаброшенной многоэтажки. В окнах немногих квартир мигало пламя от свечей. Похоже, эта часть города давно была обесточена. Он взял фонарик и вошел в темный подъезд. Нужная квартира была на третьем этаже. Док постучал. Через полминуты из-за двери раздался хриплый мужской голос:
 – Кто?
– Здравствуйте, я доктор Русинов. Мне надо поговорить с вашей женой по поводу анализов.
Дверь тут же распахнулась. На пороге стоял костлявый мужик с голым торсом и в трико. На лице – седая борода.
– Анастасия дома? – спросил Русинов, заглядывая за мужика.
– Да, – ответил седобородый и окрикнул жену. – Прохо…
Он не успел договорить. Доктор выстрелил ему в лицо из пистолета с глушителем, перешагнул тело и прислушался. С кухни доносился звон посуды.
– Олег? – услышал Русинов.
Он убрал пистолет и приготовил пропитанный хлороформом платок. Женщина не успела даже пискнуть. Док всё сделал профессионально.    

Конец фрагмента. Скачать полную версию (71.1Kb)
Категория: Архивы | Теги: Евгений Бриз
Просмотров: 84 | Загрузок: 8 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar
Разделы
Стоп-кадр

Ваше мнение

Какой из перечисленных жанров вы предпочитаете?
Всего ответов: 15
Последние новости
Где меня искать

Здравствуйте! Представьтесь пожалуйста:

Для того, чтобы открыть доступ к скрытым разделам и дополнительным функциям - необходима авторизация.
Не беспокойтесь! Я НЕ собираю базу данных для рекламной рассылки и не использую сторонние службы рассылки новостей и уведомлений.